4 вывода из нового проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ (июнь 2015)



В начале июня 2015 года Верховный суд РФ представил проект нового постановления Пленума, который посвящен проблемам применения общих положений первой части ГК РФ.

Появление данного документа давно ожидалось юридическим сообществом в свете произошедших в последние годы существенных корректировок гражданского законодательства.

Рассмотрим наиболее значимые положения проекта, касающиеся юридического значения современных средств коммуникации в отношениях сторон гражданского оборота.

Во-первых, Пленум ВС РФ в п. 65 проекта предлагает придавать юридическую силу сообщениям, передаваемым посредством технических средств, в том числе электронной почты, факсимильной и другой связи. Данный тезис развивает законодательную новеллу, сформулированную в ст. 165.1. ГК РФ «Юридически значимые сообщения», которая, устанавливая общие положения, не затронула специфику электронного обмена информацией.

Важно отметить, что высшая судебная инстанция не связывает наступление юридически значимых последствий в связи с направленным сообщением с выполнением отправителем данного сообщения действий, направленных на идентификацию получателя, что особенно актуально при коммуникации посредством сети Интернет.

С другой стороны, Пленум ВС РФ сохранил за сторонами возможность самостоятельно определять в договоре порядок и форму обмена юридически значимыми сообщениями. Кроме того, должна учитываться и сложившаяся практика взаимоотношений сторон.

Во-вторых, Пленум ВС РФ указал на отсутствие у лица, не являющегося участником или учредителем организации, а также не входящего в состав органов управления данным юридическим лицом, обязанности проверять учредительные документы организации на предмет наличия ограничений полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица.

Сделка, заключенная с данным лицом, в силу ст. 174 ГК РФ может быть признана недействительной, если будет доказана его осведомленность о наличии ограничений полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица на совершение сделки, предусмотренных учредительными документами юридического лица.

При этом ссылки на факт размещения устава юридического лица в сети Интернет не могут рассматриваться надлежащим доказательством осведомленности стороны сделки о наличии ограничений полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица (п. 22 проекта).

В-третьих, Пленум ВС РФ разъяснил правовую сторону ситуации, связанной с охраной изображения гражданина в тех случаях, когда он по собственной инициативе размещает свои фотографии в сети Интернет. По мнению Пленума ВС РФ, общедоступность изображения гражданина не предоставляет третьим лицам права на использование данного изображения без согласия изображенного на фотографии лица, за исключением случаев, предусмотренных подпунктами 1-3 пункта 1 ст. 152.1. ГК РФ.

В-четвертых, в соответствии с пунктом 2 ст. 174.1. ГК РФ права кредиторов на арестованное для обеспечения их интересов имущество должника в случае его реализации могут быть осуществлены только при условии осведомленности приобретателя о наличии ограничений на распоряжение указанным имуществом.

При этом предполагается добросовестность приобретателя, которая выражается в принятии им разумных мер по проверке наличия ограничений на реализацию имущества. Как указал Пленум ВС РФ в проекте, приобретатель не может считаться недобросовестным, если судебное решение размещено в сети Интернет, но отсутствует соответствующая информация в государственном реестре прав.